Воистину, в истории далеко не каждой уважающей себя страны случается такой правитель, которого можно назвать «человек на своем месте» — Грузии в этом повезло. В конце 11 века на престол вступил царь Давид IV Агмашенебели — Строитель. давид строитель (художник вепхвадзе)Досталась ему совершенно разоренная земля — западная часть страны почти отделилась, восточная была разграблена завоевателями, люди бросали насиженные места и убегали в горы. Разлад был и в финансах, и в хозяйстве, и в законах, и даже в делах церковных. Но Давид, «засучив рукава», взялся за обустройство вверенного ему Господом царства. И справился с этим блестяще!
Во-первых, он ловко использовал политическую обстановку в тогдашнем мире. Турки-сельджуки, прошедшие лесным огнем «по городам и странам», завязли на Ближнем Востоке. Туркам было не до Грузии — крестоносцы в 1099 году штурмом взяли Иерусалим, основав новое христианское королевство Левант.
Во-вторых, царь Давид быстро и решительно «разобрался» с раскольниками в стране и церкви. Он привел к управлению страной дельных людей, в частности своего пожилого наставника епископа Георгия Мцигнобартухуцеси, исполнявшего при нем роль первого министра. Царь создал своеобразную полицию, в том числе и тайную – со своей разведкой и контрразведкой.
В-третьих, усмирил воинственных соседей-осетин и ширванцев, привлек в страну на постоянное жительство множество половцев, из которых создал регулярную армию. Он обязал каждую из сорока тысяч семей выставлять одного всадника.
Давида прозвали Строителем, потому что он строил города и крепости, церкви и дороги. При нем страна разбогатела и расцвела. А когда турки спохватились, было уже поздно. Пятидесятитысячная армия под командованием самого султана Махмуда Газневи остановилась в нерешительности при виде ровно построенных для боя прекрасно обученного и, говоря современным языком, экипированного войска грузин. Пришлось завоевателям договариваться со своими бывшими данниками «миром».
Царь Давид принял раздробленное, лоскутное царство, а оставил после себя, опять же говоря современным языком, серьезную «региональную державу».

Для журнала «Русский клуб», февраль 2012